Участие рядовых членов общества в осуществлении правосудия являлось одним из признаков власти уже при родовом строе. В дальнейшем существование такой формы правосудия (с участием народных элементов) зависело от государственной политики и политической коньюктуры в конкретный исторический момент.

Степень демократичности любого государства во многом определяется тем, какое положение занимает в его механизме судебная власть; какие вообще существуют в нем формы суда. Участие представителей народа в качестве судей в уголовном судопроизводстве, несомненно, является признаком демократичного государства. Основной формой такого участия, безусловно, являются суды присяжных.

Зачастую суды присяжных возникали и развивались на волне именно демократичных, прогрессивных преобразований в обществе. Наиболее ярким примером является Франция, где такой правовой институт, как суд присяжных, был создан в результате Французской революции.

В России на волне проводимой Екатериной II знаменитой судебной реформы 1864 года, впервые возникли суды присяжных. Идеи, озвученные М.М. Сперанским и декабристами, нашли своё развитие и реализацию в идеях представителей масонской ложи, а также выдающегося и по достоинству не оцененного до сего времени С.Е. Десницкого. Его идеи и принципы создания идеальной судебной правовой системы и в то время были передовыми, продуманными до мелочей, а самое главное – исходили именно из менталитета российского человека, которому всегда были присущи особенные черты – милосердие и сострадание, что делало наш народ особым и исключительным во всем мире. Эти черты нашли своё отражение в концепции и развитии судебной системы в XIX веке в Российской Империи.

Цель наказания и его принципы – справедливость и неотвратимость – обосновывают необходимость развития именно такой формы правосудия, как суд присяжных.

Формализованный подход, основанный лишь на знании закона и его правильном толковании, выхолащивает самые главные принципы уголовного судопроизводства – справедливость, гуманность.

Генетический опыт, накопленный столетиями и аккумулированный в представителях различных слоев населения, мудрость, которую человек получает в течение своей жизни, опыт, который позволяет человеку определять приоритеты и последствия поступков, – вот те бесценные качества, которые привносят суды присяжных в отправление правосудия.

Не зря существует пословица: «Один ум хорошо, а два лучше».

Соединяя профессиональные знания юристов и бесценный жизненный опыт присяжных и их мудрость, мы получаем безукоризненную модель системы правосудия, где при определении виновности и наказуемости соединяются важнейшие духовные начала и государственная целесообразность. К сожалению, опыт судебной реформы XIX века показал, что эти ростки демократии в судебной системе, взрастив таких людей, как А.Ф. Кони, Ф.Н. Плевако, И.Я. Фойницкий и др., прошли период кризиса 1878–1889 года, а к революции 1917–1918 гг. были затоптаны и уничтожены.

История полна аналогий. Не усматриваем ли мы в нынешнее время те же печальные тенденции?

Мы все, участники судебной системы, на разные лады твердили о необходимости её существования и реформирования. Что же происходит на самом деле?

И вот что самое удивительное, поражавшее меня всегда, когда я участвовал в суде присяжных: эти простые люди, не искушенные в юридических тонкостях и нюансах, невзирая на их различное социальное положение и статус, совершенно безошибочно определяли, где правда, а где ложь. После одного из сложнейших процессов с участием суда присяжных, выходя после оправдательного приговора в отношении моего подзащитного, я услышал диалог двух присяжных, один из которых заявил: «Ну, вышли, как из церкви, чисты и омытые».

Понимание той огромной ответственности, которая ложится на их плечи, заставляет присяжных быть щепетильными, добросовестными, честными, справедливыми.

Там нет равнодушных и нет целесообразных выводов. Там правда и честь.

Если в основу своей политики государство кладет какие-то нравственные устои, то такое государство, безусловно, развивает суды присяжных.

Ибо кто, как не народ, должен осуществлять суд над своими же гражданами?

При этом никто не оспаривает права государства издавать и реализовывать законы, улучшающие качество деятельности и статус этих адвокатов.

И это произошло тогда, когда под видом борьбы с терроризмом из юрисдикции суда присяжных были исключены связанные с этим явлением уголовные дела.

Нельзя было этого допустить и в силу грубейшего нарушения конституционных норм, и в силу элементарного инстинкта самосохранения. Но это уже случилось! Сможем ли мы эту ситуацию изменить? Вот задача на нынешнее время по сохранению остатков цивилизованных демократических институтов в судебной системе:

– выработать стройную концепцию развития судебной системы;

– добиваться законодательного оформления этой концепции.

В контексте технологического и духовного развития общества недопустимо сворачивание деятельности суда присяжных или уменьшение объёма компетенции суда присяжных. Наоборот, необходимо расширять, увеличивать, совершенствовать эту систему. Начиная с формирования коллегии суда присяжных, надо использовать информационные технологии, психологические тесты, чтобы формировать компетентный и беспристрастный состав коллегии, усовершенствовать процессуальные основы работы судов присяжных заседателей.