Генеральная прокуратура представила на днях в парламенте проекты основополагающих документов уголовного законодательства страны - Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов. Проекты, работа над которыми велась не один месяц и сопровождалась жаркими дискуссиями в обществе, изобилуют множеством нововведений, которые наверняка вызовут новый всплеск дебатов и столкновений мнений. По нашей просьбе сегодня свое отношение к проекту УК высказывает президент Союза адвокатов Казахстана Ануар ТУГЕЛ

- Я проанализировал часть законопроекта, которая касается экономических преступлений, и могу сказать, что меня многое не устраивает. Уголовное право должно защищать частную собственность, но не управлять экономикой. Оно управляло в советское время, когда основным субъектом экономических отношений было государство.

Президент неоднократно говорил о том, что надо гуманизировать экономические преступления, исключить уголовную ответственность в отношении предпринимателей, если там нет серьезных оснований. И я с такой постановкой вопроса полностью согласен. Я считаю, что в УК нужны лишь нормы, которые действительно посягают на экономическую безопасность страны.

Но в предложенном проекте некоторые гражданско-правовые отношения переведены в разряд уголовных. Гражданина могут привлечь к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство только потому, что он не прошел процедуру регистрации как предприниматель! Извините, но это всего лишь административное правонарушение. Другое дело, если имеет место умысел совершения каких-то заведомо обманных действий, мошенничества, подделки документов, аферы и так далее - тогда действительно образуется состав преступления. То же самое и с незаконной банковской деятельностью - ответственностью за неполучение лицензии у Нацбанка.

Или вот норма “нецелевое использование кредита”. Кредит - это сделка между гражданином и банком, и тяжба между ними должна решаться в гражданском порядке. Почему государство должно за счет бюджетных средств (читай, наших с вами налогов) расследовать те дела, которые натворил топ-менеджмент того или иного частного банка? Направо-налево раздают кредиты, еще и без залога. А почему государство-то должно отвечать? Зачем эту норму включили в кодекс?

- А что вы скажете о норме, позволяющей конфисковывать имущество подследственных без решения суда? Мало кто сомневается, что вводится она “под” беглых Аблязова, Храпунова. Точно так же, как когда-то “под” экс-премьера Кажегельдина в нашем законодательстве появилась норма о заочном осуждении, которая, по признанию первого зам­генпрокурора Иогана Меркеля, негативно воспринимается в развитом мировом сообществе. Да и у нас она использовалась разве что для осуждения того же Кажегельдина и Рахата Алиева.

- Я считаю, что без приговора суда ничье имущество не может быть конфисковано. Есть понятие презумпции невиновности, и мы, вводя внесудебную конфискацию, тем самым его дискредитируем. Кроме того, это подрывает конституционное положение о гарантиях неприкосновенности частной собственности. Почему у нас не развивается предпринимательство? Да потому, что есть сомнения в защите имущества! А при таком уголовном законодательстве, которое нам предлагают, у каждого возникнет резонный вопрос: нужно ли мне инвестировать в свой бизнес дополнительные деньги, если этот бизнес у меня могут в любой момент отобрать? Возможно, какие-то подобные ограничительные нормы и нужно вводить в УК, но только тогда, когда предпринимательство в стране крепко встанет на ноги. А пока у нас деньги будут делать ноги в те страны, где частная собственность защищена.

- Давайте поговорим о других актуальных статьях проекта УК. Что вы думаете по поводу ужесточения наказания за ДТП со смертельным исходом? Сократится ли количество несчастных случаев на дорогах?

- Обстоятельства дорожных аварий могут быть разными. Почему в ДТП, в котором гибнет пешеход, практически всегда виновным считают водителя? А ведь зачастую в смертельном исходе виноват, увы, сам пешеход. Ведь очевидно, что с правовой культурой у нашего населения проблемы. Масса пешеходов оказываются под колесами, когда переходят дорогу в неположенном месте. В таких случаях водитель просто не в силах предотвратить ДТП, он оказывается в форс-мажорных обстоятельствах, когда перед его машиной вдруг возникает пешеход. А потом водителя сажать на 7 лет и ломать ему жизнь? Зачастую полиция не хочет связываться с пешеходами - нарушителями ПДД, терять на них время. Что с пешехода возьмешь? А у водителя права и машина. Ему есть что терять…

Надо усиливать правоприменительную практику в отношении пешеходов - ведь закон есть, но он фактически не работает.

Ситуация на дорогах зависит не только от законов, которые принимает парламент, но и от того, как их применяют. Конечно, за вопиющие нарушения надо сажать. Но если водитель был трезвый - почему его обязательно надо отправлять за решетку? Вопрос спорный.

- Есть в проекте нового УК и другие спорные нормы. К примеру, правозащитники уже много лет бьются за декриминализацию клеветы, но ответственность за нее только усиливается. Не кажется ли вам, что все это делается только для того, чтобы застращать журналистов?

- Скорее всего, это так. Мы всегда говорили о том, что если ты публичный человек - депутат, министр, руководитель национального холдинга, то на тебя не должно распространяться понятие “личная жизнь”. Журналист имеет право поинтересоваться: кто ты, что ты, что у тебя за спиной. И эта норма должна быть четко прописана в законодательстве.

Вообще дела о клевете должны рассматриваться в частном порядке. И чтобы бремя доказывания лежало на том, кто предъявляет претензии. То есть обиженный пусть сам доказывает факт клеветы без помощи полиции и прокуратуры. А у нас сейчас почему-то журналист доказывает свою невиновность.

- Как вы думаете, зачем в УК вводятся такие фантастические для нашего общества нормы, как, например, ответственность за клонирование человека? У нас и научные изыскания-то в этом направлении не ведутся...

- Действительно, есть в проекте Уголовного кодекса “мертвые” статьи. К примеру, есть статья “Подкуп участников и организаторов спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов”. Я за свою практику ни одного уголовного дела по этой статье не встречал. То же самое будет и с клонированием.

Или вот статья 223 “Непредоставление информации либо предоставление заведомо ложных сведений должностным лицом эмитента ценных бумаг”. У нас хоть рынок ценных бумаг сформирован, чтобы такие нормы вводить? Теоретики говорят, что УК должен не только регулировать действующие отношения, но и нести профилактическую функцию: чтобы в будущем у кого-то не зародилось идеи, скажем, клонировать человека. Я же считаю так: когда возникнет практика, тогда и надо вводить статью. В противном случае мы перегружаем документ лишними нормами. Хотя это, наверное, дань международным стандартам - иногда нам надо отчитаться перед экспертами ООН, Евросоюза и т.д. Но их эксперты часто не вникают в то, какие отношения у нас действительно общественно опасны, а какие - нет. Сейчас поднимают вопросы пропаганды гомосексуализма. У нас что - это настолько актуально, как в Европе? Зачем раздувать то, чего у нас нет? В стране масса других проблем!

- Например?

- Воспрепятствование адвокатской деятельности. Эта статья есть и в нынешнем кодексе, но ни одного уголовного дела правоохранительными органами не было возбуждено. Хотя воспрепятствования не сотни, а тысячи случаев. Когда не удовлетворяются жалобы, ходатайства адвокатов, когда их не пускают в следственные изоляторы и так далее.

- Новый Уголовный кодекс планируется ввести с 2015 года. Почему такой долгий срок?

- Я думаю, это правильно. Не надо торопиться, потому что Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы фактически равноценны Конституции и затрагивают интересы всех без исключения граждан. Я опасался, что парламент их быстренько рассмотрит и примет. Но нет, и это обнадеживает. При этом очень важно, чтобы в обсуждении проектов кодексов принимала участие общественность, и не только юристы и правоприменители, но и экономисты. Они должны просчитать, к каким последствиям приведет та или иная норма. Но экономисты пока остаются за бортом. К тому же я не припомню, чтобы кто-то из них вообще интересовался этой темой и высказывал свои пожелания. А если мы будем об этом говорить, то можем добиться принятия оптимального, взвешенного документа. Так что я настроен оптимистично, кое-какие моменты в новом УК еще можно изменить.

Мадина АИМБЕТОВА, фото из личного архива Ануара ТУГЕЛА, Алматы

Источник : http://www.time.kz