Aнуар ТУГЕЛ: «Медиация должна быть добровольной»
В Казахстане предлагается сделать обязательной медиацию – досудебное урегулирование конфликтов. Это, считает президент Союза адвокатов Казахстана Ануар ТУГЕЛ, станет препятствием в разрешении спора граждан и юридических лиц в суде, а значит, ограничит конституционное право на доступ к правосудию.

– В Казахстане два года назад введена практика специализированного урегулирования споров по незначительным вопросам во внесудебном порядке. Это хорошо или плохо?

– Данная практика отныне может стать принудительной. Вот и думайте, хорошо это или плохо. Аргументируя необходимость такого шага, её сторонники отмечают, что только она поможет решить существующие проблемы в развитии казахстанской медиации, в то время как добровольно к помощи медиаторов обращаются лишь единицы вступающих в спор граждан, а остальные не доверяют нововведению и по-прежнему предпочитают идти за справедливостью в суд. Увы, как мне представляется, столь радикальный способ «модернизации» менталитета нашего населения чреват ещё более серьёзными проблемами для медиации, поскольку уже в начале её становления искажает (если не сказать – уродует) сам смысл и предназначение этого института.

– Громкое заявление, требующее конкретных аргументов…

– Начнём с того, что обязательность досудебной медиации противоречит её основополагающему принципу – добровольности. Ведь какими бы благими намерениями ни прикрывался этот шаг, конституционное право каждого на справедливое судебное разбирательство никто не отменял. Не выдерживает критики и сама цель инициаторов – мол, обязательная досудебная медиация позволит спорящим сторонам избежать ненужных судебных расходов, разгрузить суды и так далее. Давайте рассмотрим ситуацию на максимально близком для обывателя примере. Гражданин уволен, не может получить заработную плату и идёт в суд. Думаю, именно подобные бытовые тяжбы станут одним из предметов обязательной досудебной медиации. Стороны будут вынуждены сначала обратиться к медиатору: заключить с ним соглашение и оплатить его услуги. Вопрос: как он оплатит услуги медиатора, если сам сидит без денег? К слову, при обращении в суд по трудовым спорам гражданин освобождён от уплаты госпошлины. А если перемирие не состоится? На каком правовом основании медиатор вообще сможет заставить работодателя вступить в диалог с работником? Вряд ли ошибусь, если предположу, что именно такая беспомощность и неконкретность в деятельности медиаторов не способствует доверию к ним со стороны даже тех немногих казахстанцев, которые что-либо слышали об этом институте.

При этом нельзя не учитывать и такой немаловажный момент, что в общественном сознании наших сограждан примирение не считается достойным выходом из конфликта – победа, даже достигнутая с нарушением закона, неизмеримо желаннее и престижнее.

– Материальная выгода сторон, понятное дело, – не последнее дело.

– Верное замечание. Очевидно, что о ней можно будет говорить только в том случае, если расходы на услуги медиаторов окажутся существенно ниже судебных расходов. А будет ли так – большой вопрос. Пока тенденция прямо противоположная. Сейчас некоторые дилетанты наперебой предлагают свои медиаторские услуги. Их стремление понятно: они надеются побыстрее заработать на проблемах и неинформированности людей.

– Тем самым вы, видимо, намекаете на то, что в стране нет профи-медиаторов?

– Формирование корпуса профессиональных медиаторов пока носит в Казахстане откровенно бесконтрольный и хаотичный характер. Нельзя же всерьёз думать, что проблему решают наспех утверждённые правительством правила обучения медиаторов! Казалось бы, для получения права обучать медиации специалист обязан последовательно освоить три учебные программы, по каждой пройти итоговую аттестацию и получить соответствующий сертификат. Однако, как мы видим, Интернет буквально запестрел предложением услуг неизвестно откуда взявшихся «опытных специалистов» по обучению медиации, подавляющее большинство которых по определению не могут соответствовать установленным правилам.

– Закон есть, но нет медиаторов – так получается? А где их взять?

– С учётом существующей реальности сегодня основной круг формирования будущих медиаторов практически безальтернативен – это сомнительные судебные представители и ищущие новую «кормушку» бывшие судьи и работники правоохранительных органов, которые психологически привыкли заинтересованно биться за интересы только одной стороны.

Изменить этот устоявшийся стереотип будет очень непросто. Кто-то может не устоять перед соблазном тайного сговора с одним из спорщиков, например, в качестве «анонимного источника» при передаче конфиденциальной информации. Перспектива тем более вероятна, что инициаторы законопроекта предполагают отнести к сфере обязательной медиации такие лакомые для многих сферы, как тяжбы по поводу товаров и услуг, банковской и страховой деятельности, вопросы по управлению и эксплуатации объектов кондоминиума, трудовые, налоговые и таможенные споры, сферу защиты прав потребителей и прочие вопросы, субъективно определённые как «незначительные». Логичный вопрос: как определить критерий «незначительности»? Однако сторонники обязательной медиации уже приступают к работе над законодательным определением понятия гражданско-правовых споров по незначительным вопросам. И это несмотря на то, что на сегодня в законодательстве полностью отсутствуют вопросы регулирования ответственности медиаторов, приостановления действия сертификата недостойных представителей этой качественно новой для нашей страны профессии…

– Мрачную картину вы рисуете…

– Непродуманное и навязываемое новшество рождает и много других проблем. Скажите, смогут ли оплачивать услуги медиаторов малоимущие и уволенные граждане, несовершеннолетние? Если трудовые споры подпадут под критерий незначительности, насколько правосудие по данной категории дел станет доступным для самых не защищённых категорий граждан? Иными словами, нужен ли нашему обществу да ещё в столь обязательном порядке нами не изведанный и не урегулированный институт медиации?

– Критиковать легко. А вы что предлагаете?

– Не проще ли реформировать саму систему судебной власти – создать институты мирового или окружного судей и передать в их компетенцию дела с упрощённым порядком рассмотрения? К слову, именно такой путь прошли развитые страны, откуда мы так любим заимствовать «передовой мировой опыт» – забывая о том, что на Западе медиация возникла отнюдь не в приказном режиме, а как результат постепенно осознанной обществом необходимости.

На наш взгляд, как минимум, медиация обязательно и изначально должна строиться на основополагающем принципе добровольности, определяющем её планомерное и постепенное – адекватное запросам общества – развитие. Иначе этот институт обязательно станет препятствием в разрешении спора граждан и юридических лиц в судебном порядке, а значит, будет неизбежно ограничивать их конституционное право на доступ к правосудию.

Источник: http://megapolis.kz