21 января в Государственной Думе Российскй Федерации состоялся круглый стол «Направления развития нормативно-правового регулирования деятельности адвокатуры»

Мероприятие, на которое были приглашены представители исполнительной, законодательной, судебной власти и адвокатского сообщества, было организовано Комитетом по конституционному законодательству и государственному строительству совместно с Комитетом по бюджету и налогам. Основная цель его проведения состояла в том, чтобы по результатам дискуссии выявить проблемы, для решения которых необходимы изменения в действующем нормативно-правовом регулировании.

В работе круглого стола участвовали советник Президента РФ Вениамин Яковлев, председатель ГД Сергей Нарышкин, заместитель министра юстиции РФ Елена Борисенко, председатели комитетов ГД Владимир Плигин, Андрей Макаров, Ирина Яровая, судья КС РФ в отставке Тамара Морщакова, президент ФПА РФ Евгений Семеняко, первый вице-президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, вице-президенты ФПА РФ Генри Резник, Владимир Калитвин, Светлана Володина, Геннадий Шаров, члены Совета ФПА РФ, президент ГРА Гасан Мирзоев, представители АП г. Москвы, адвокатских образований и общественных объединений адвокатов.

Саморегулирование и самосовершенствование
Участники круглого стола были едины во мнении, что Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», десятилетие которого отмечалось в 2012 году, выдержал проверку временем, обеспечив независимость адвокатуры и эффективность механизмов корпоративного самоуправления и самоконтроля.

Вместе с тем, для дальнейшего развития адвокатуры необходимо совершенствование нормативно-правовой базы. При этом, как отметил председатель Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин, касаясь дискуссии о проекте изменений и дополнений в Кодекс профессиональной этики адвоката, следует учитывать пределы законодательного регулирования и саморегулирования: ряд правоотношений (в частности, особенности дисциплинарного производства в отношении тех или иных формальных лиц адвокатуры) могут быть урегулированы только Федеральным законом.

Охарактеризовав дискуссию о поправках в Кодекс как глубокую и назревшую, Владимир Николаевич сказал: «Элитарность, присущая адвокатской профессии, не должна девальвироваться. Такие случаи, когда публикуется переписка с клиентом, или доверитель обвиняется в совершении каких-либо действий, или произносятся фактически антиконстутиционные призывы, в любой стране мира вызвали бы соответствующие последствия».

Эту тему продолжил председатель Комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров, который привел примеры, когда адвокаты, больше занятые самопиаром или политикой, нежели защитой своих доверителей, грубо нарушают нормы профессиональной этики, публикуя в интернете, например, прямой репортаж из судебного заседания или переписку своих подзащитных. «В последнее время, – сказал он, – в корпорацию приходят люди, для которых пребывание в адвокатуре – это только шаг к следующей карьере». Андрей Макаров напомнил о том, что адвокатскую деятельность нельзя превращать в политическую.

Заместитель министра юстиции РФ Елена Борисенко отметила необходимость усилить статус адвоката и подчеркнула, что государство не стремится ограничивать самоуправление адвокатуры, поскольку рассматривает свободу юридической профессии как залог эффективности правосудия. «“Ручная” адвокатура не нужна ни государству, ни обществу, ни самим адвокатам», – сказала она.

Елена Борисенко акцентировала внимание участников круглого стола на необходимости совершенствовать адвокатуру и усиливать ее саморегулирование. По мнению заместителя министра, совершенствование юридической профессии необходимо для повышения конкурентоспособности российского права (что, как отметил во вступительном слове Сергей Нарышкин, в настоящее время является одной из приоритетных задач). А в связи с потребностью в совершенствовании возрастает необходимость укрепления и развития стандартов адвокатской деятельности, в том числе и этических принципов.

С инициативой, касающейся стандартов профессиональной деятельности, выступила председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая. Она предложила определить критерии квалифицированности юридической помощи и выработать общие подходы к оценке качества оказываемых адвокатом правовых услуг, с тем чтобы соответствующие условия могли быть предусмотрены в соглашении с доверителем.

Вениамин Яковлев, сформулировав тезис о том, что эффективного правосудия не может быть без хорошей адвокатуры, высказался за установление высоких морально-нравственных стандартов для адвокатов. По его словам, требования к адвокатам должны мало отличаться от требований к судьям.

Этический аспект в адвокатской деятельности очень важен при решении вопроса о возможности для адвокатов заниматься работой, находящейся на более высокой ступени в иерархии юридических профессий. «Для того чтобы быть кадровым резервом для судейского корпуса и госслужбы, адвокатура должна быть этически чистой» – такое мнение высказала Елена Борисенко. Адвокаты, поставившие под сомнение свою репутацию, не должны оставаться в профессии, считает заместитель министра. Одобрив инициативу по совершенствованию Кодекса профессиональной этики адвоката, она заметила, что стандарты этики должны быть подкреплены качественной дисциплинарной практикой.

Генри Резник призвал коллег в вопросах дисциплинарной практики действовать разумно, опираясь на нормы Закона и Кодекса. Если взбудораживший всех антиконституционный призыв прозвучал из уст адвоката в результате искажения его высказывания журналистами, если доверитель не желает возбуждения дисциплинарного производства в отношении своего адвоката, то упреки в том, что адвокатская палата не реагирует на нарушения этических норм, несправедливы.

По мнению вице-президента ФПА РФ, большинство проблем в современной адвокатуре связаны с издержками 90-х годов прошлого века, когда Минюст одобрил эксперимент по созданию параллельной адвокатуры и «в адвокатуру хлынуло большое количество совершенно негодных людей». Генри Маркович привлек внимание участников круглого стола, в частности, к проблеме «карманных адвокатов», которые совместно с работниками следственных органов незаконными способами добиваются прекращения уголовных дел.

Объединение профессии – крайне важно
Вместе с тем, как отмечали многие выступавшие, ряд проблем в сфере оказания квалифицированной юридической помощи в целом, и в частности в адвокатуре, связан с неурегулированностью деятельности юридических консультантов.

Так, президент ФПА РФ Евгений Семеняко обратил внимание собравшихся на то, что в настоящее время, например, лишенный статуса за нарушение норм Кодекса профессиональной этики адвокат может беспрепятственно продолжать практику в качестве «свободного юриста», для которого правила этики вообще не установлены; стажер адвоката, согласно Закону об адвокатской деятельности, не может осуществлять представительство в суде, тогда как любой консультант, даже без юридического образования, вправе быть судебным представителем. Шагом к решению подобных проблем послужило бы установление адвокатской монополии на судебное представительство по гражданским и административным делам.

«Это не наша вина, а наша беда, – сказал президент ФПА РФ, – что на протяжении десяти лет наряду с нами действует целая армия юристов, в которой не только солидные юридические компании, но и масса индивидуальных предпринимателей, оказывающих услуги весьма сомнительного качества. Федеральная палата адвокатов начиная с 2006 года поднимает вопрос о недопустимости такой ситуации. “Дуализм” нетерпим далее. До тех пор, пока не будут установлены единые правила допуска к профессии, единые профессиональные и этические стандарты деятельности, единые требования к тем, кто отступает от этих стандартов, – не удастся коренным образом изменить ситуацию в сфере квалифицированной юридической помощи в целом, и в частности в адвокатуре. И у нас есть понимание того, каким путем решить эту проблему».

По мнению Федеральной палаты адвокатов, решить эту проблему следует путем объединения адвокатов и консультантов в рамках одной корпорации на основе адвокатского статуса, такой же позиции придерживается и Минюст. «Объединение профессии крайне важно для России, – подчеркнула Елена Борисенко. – Пока мы не объединим профессию, мы всегда будем сталкиваться с противодействием введению адвокатской монополии на оказание правовой помощи, в том числе на судебное представительство».

Но на практике объединение станет возможным лишь при внесении определенных изменений в действующее нормативно-правовое регулирование адвокатской деятельности. Это касается, прежде всего, создания новых организационно-правовых форм, которые (при сохранении непредпринимательского характера деятельности) позволили бы юристам бизнеса организовать свою работу в рамках адвокатуры в соответствии с современными требованиями. Такая законодательная мера должна будет стимулировать высококвалифицированную часть юридического консалтинга к поступлению в адвокатскую корпорацию.

Однако Андрей Макаров заметил, что введение новых организационно-правовых форм повлечет за собой существенное увеличение налоговой нагрузки на всех адвокатов, в том числе уголовных, так как дифференцировать ее в зависимости от специализации вряд ли удастся. Поэтому в существующей ситуации, когда подавляющее большинство адвокатов (примерно 50 тысяч) практикует исключительно в уголовной сфере, эта мера, по его мнению, требует взвешенной оценки.

Права и гарантии
Анализируя тот организационный аспект деятельности адвокатуры, который соответствует профилю возглавляемого им Комитета, Андрей Макаров высказал мнение, что для укрепления независимости корпорации ФПА должна стать распорядителем средств, выделяемых на оплату труда адвокатов из государственного бюджета.

Рассматривая ситуацию на рынке юридических услуг, он упрекнул Минюст в том, что не налажен учет иностранных юристов, практикующих в нашей стране и привлекающих к своей работе лучших российских представителей юридической профессии.

Вопрос о том, что иностранные адвокаты в России могут беспрепятственно заниматься оказанием юридической помощи, «прежде всего руками наших адвокатов», затронул также Евгений Семеняко.

Касаясь других проблем, существующих в настоящее время в адвокатской деятельности, президент ФПА призвал законодателей установить для адвокатов дополнительные гарантии обеспечения их профессиональных прав, последовав примеру коллег из стран, ранее входивших в состав Союза ССР. Например, в Узбекистане предусмотрена административная ответственность для чиновников, не ответивших на адвокатский запрос, – аналогичные нормы могли бы быть включены и в российское законодательство.

О необходимости совершенствовать законодательную базу для дальнейшего развития адвокатуры говорил и Гасан Мирзоев. В частности, он упомянул институт ротации, который, несомненно, сыграл положительную роль в переходный период, но на современном этапе, возможно, уже нуждается в пересмотре.

Некоторые итоги
Подводя итоги обсуждения, председатель Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин обобщил выявленные в ходе круглого стола позиции.

Главный вывод состоит в том, что базовые нормы Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не подлежат изменению.

Требует дальнейшего анализа ряд поставленных в ходе дискуссии вопросов, в частности: о введении адвокатской монополии на судебное представительство по гражданским и административным делам; о запрете адвокатам, лишенным статуса, продолжать деятельность по оказанию правовых услуг; о содержании понятия «квалифицированная юридическая помощь»; о дополнении действующего законодательства нормами, предусматривающими ответственность за ущемление профессиональных прав адвокатов; об институте ротации.

Все эти вопросы станут предметом исследования рабочей группы, которая будет создана в ближайшем будущем.

Мария ПЕТЕЛИНА,
заместитель главного редактора «АГ»

источник: "Новая адвокатская газета"